Богатый футбол — бедный футбол?

Футбольная игра представляет собой противоборство двух команд, осуществляемое как на индивидуальном, так и на коллективном уровнях. В связи с этим, понятно, что результат такого противоборства зависит не только от уровня индивидуального мастерства футболистов, но и уровня психологической включенности игроков в общекомандные действия.

Механизм психологической включенности игрока в общекомандные действия формируется в процессе социально-психологической адаптации игрока к новым для него условиям. Такими условиями являются:

  • Переход футболиста в новую команду;
  • Возвращение футболиста в действующий состав после излечения от травмы;
  • Смена главного тренера и/или всего тренерского состава команды.

Многочисленными научными исследованиями доказано, что феномен социально-психологической адаптации заключается во взаимном приспособлении личностей путем усвоения ролей, норм, способов взаимодействия в определенных условиях.

Основные характеристики феномена социально-психологической адаптации футболиста представлены на рисунке 1.

Надо подчеркнуть, что необходимо различать понятия «адаптация», «адаптивность» и «адаптированность».

Под «адаптацией» понимается сложный, диалектический, многоуровневый и иерархический процесс взаимодействия личности и группы, приводящий к интеграции целей и ценностей личности и группы, достижению конкретных результатов, реализации внутриличностного потенциала при благоприятном эмоциональном самочувствии.

«Адаптированность» — это отдельно взятый момент процесса адаптации, означающий: а) уровень соотношения целей и ценностей личности группы; б) оценку достигнутых результатов предметной деятельности в) степень реализации внутриличностного потенциала; г) характеристику эмоционального самочувствия.

«Адаптивность» — это состояние структурных компонентов личности, обеспечивающее оптимальный уровень соответствия целей и ценностей личности и группы при достижении конкретного результата деятельности и высокого уровня самореализации личности.

«Дезадаптивностью» называется состояние структурных компонентов личности, обеспечивающее оптимальный уровень соответствия целей и ценностей личности и группы при достижении конкретного результата деятельности и низком уровне самореализации личности.

Иными словами, если у футболиста ярко выражена адаптивность, то он достигает согласованности целей и результатов деятельности с партнерами не только за счет изменения своего поведения, но и за счет понуждения партнеров к изменению их действий. При этом футболист реализует имеющиеся у него задатки и развивает их.

Если же выражена дезадаптивность, то футболист достигает согласованности целей и результатов деятельности с партнерами исключительно за счет уступок партнерам. Образно говоря, он «наступает на горло собственной песне», сдерживая свои порывы. При длительном продолжении подобной ситуации футболист теряет возможность развивать имеющиеся у него оригинальные задатки.

Внешнее наблюдение за деятельностью футболистов позволяет определить лишь наиболее выраженные черты «адаптивности» -«неадаптивности».

Например, в команде «Зенит» Санкт-Петербург выраженные черты адаптивности проявляют Смольников, Жирков, Иванович, Кришито, Кокорин.

Для определения адаптированности-дезадаптированности остальных игроков необходимо провести специальное психологическое исследование. В команде «Спартак» Москва черты адаптированности видны у Промеса и Адриану. В команде ЦСКА показатели адаптированности явно просматриваются у братьев Березуцких, Игнашевича, Набабкина, Марио Фернандеса, Головина, Чалова.

Еще одной важной характеристикой социально-психологической адаптации футболиста является «принятие себя» — «непринятие себя».

«Принятие себя» означает понимание позитивных и негативных характеристик своей личности и стремление улучшать эти характеристики. Футболист «принимающий себя» таким, как он есть, не перекладывает вину за ошибки в игре на партнеров, тренера, судей, иные привходящие обстоятельства.

«Непринятие себя» означает исключение из своего сознания представлений о реально существующих отрицательных чертах своего характера, не развитых, либо  неверно развитых приемах деятельности. Вытесненные из сознания представления либо замещаются приписанными себе достоинствами, либо переносятся на других людей.

Внешнее наблюдение за поведением игроков на футбольном поле не дает достаточных данных для точного суждения о степени развития качества «принятия-непринятия себя». Например, в составе Санкт-Петербургского «Зенита» был лишь один футболист, внешне демонстрировавший выраженное «принятие себя». Им был Артем Дзюба, отданный ныне в аренду тульскому «Арсеналу». В составе московского «Спартака»  «принятие себя» выражено только у Фернанду.

«Принятие других» — «непринятие других» означает показатель толерантности личности футболиста. В командах с большим количеством легионеров этот показатель играет очень большую роль для процесса адаптации. Во-первых, отсутствие единого языка свободного общения мешает процессу передачи замыслов одного игрока другому. Следовательно, создает помехи к пониманию действий партнеров по команде. Во-вторых, различие национальных менталитетов мешает выработке единых взглядов на ту или иную проблему. Возникает рост ситуативной тревоги, которая сковывает действия футболистов.

«Принятие других» проявляется как в показателях внешних действий (например, частоте взаимодействия партнеров на поле), так и по показателям ментального принятия-отвержения. По внешним показателям на поле, среди игроков характеризующихся «принятием других» выделяются Кузяев, Ерохин, Паредес.

Для оценки ментальных показателей необходимо проводить психологическое тестирование.

«Эмоциональный комфорт» характеризуется показателями бодрого, мажорного настроения и конструктивными реакциями поведения футболиста. Нет яростных пререканий с судьями. Нет проявлений как физической, так и вербальной агрессии по отношению к соперникам.

«Эмоциональный дискомфорт» в явном виде проявляется наличием вербальной агрессии по отношению к окружающим (соперникам, судьям, болельщикам, иногда к тренерам). Однако «эмоциональный дискомфорт» может носить и скрытый характер. В этих случаях внешне футболист сохраняет спокойный, рабочий тон настроения, или демонстрирует тональность настроения утомления и упадка. А вот внутренние переживания негативных эмоций достигают такого уровня, что существенно искажают самоконтроль за действием мышечных групп. В итоге движения футболиста становятся либо чрезмерно скованными (отчего удары по мячу становятся корявыми), либо, напротив, чрезмерно быстрыми, суетливыми (отчего остановки мяча одним касанием становится невозможной).

«Эмоциональный комфорт» в команде «Зенит» Санкт-Петербург чаще других демонстрируют Паредес и Жирков.

«Внутренний контроль» характеризуется сильной волевой активностью личности. Футболист способен усилием воли подавлять боль и продолжать активную игру. Он способен не выключаться из игровых эпизодов даже в конце игры, когда накапливается естественная усталость. Такой футболист не поддается психологическому давлению болельщиков.

«Внешний контроль» характеризуется высокой чувствительностью к восприятию физических и вербальных действий партнеров. Футболисты с развитым «внешним контролем» как бы «затылком» чувствуют «локоть» партнера. У них хорошо развита интуиция.

Рисунок 1.

Основные характеристики феномена социально-психологической адаптации

 

В «Зените» выраженное проявление «внутреннего контроля» наблюдается у Жиркова и Кузяева. «Внешнего контроля» — у Набиуллина и Ригони. В московском «Локомотиве» проявление «внутреннего контроля» выражено у Фернандеша, Антона Миранчука, Ари.

«Доминирование» означает развитые качества инициативы и ответственности. Футболист с такими качествами берёт на себя ответственность за решение игровой ситуации, как в завершающей стадии атаки, так и при защите собственных ворот (например, при выполнении подкатов в своей штрафной площадке). Это футболист – лидер, не боящийся ошибиться.

В «Зените» сегодня не просматривается такого футболиста. Кришито, Кузяев и Смольников демонстрируют качества, похожие на лидерские, но лишь в отдельных эпизодах  игры. В «Спартаке» также нет постоянного лидера. Ситуативно лидерские качества демонстрируют Адриану, Промес и Ханни.

«Ведомость» означает стремление футболиста действовать строго по шаблону, подсказке тренера или партнера по команде. Такие футболисты спешат избавиться от мяча, передав его партнеру даже в тех ситуациях, когда выгоднее было бы рискнуть и пойти в обводку соперника, либо нанести завершающий удар по воротам соперника.

«Эскапизм» — происходит от английского глагола escape – убегать, спасаться. Как состояние сознания личности эскапизм проявляется временным искажением представления человека о себе (например, завышением или занижением самооценки), т.е. бегством от самого себя реального. В футболе эскапизм часто проявляется чрезмерным усердием игрока на тренировках, вплоть до истязания самого себя, но последующей апатией в реальной игре с соперником.

Повышение эффективности действий футболистов на поле неразрывно связано с выработкой личностью футболиста наиболее приемлемых стратегий преодоления стрессовых ситуаций. В научной литературе такие способы преодоления получили название «копинг».

Копинг-стратегии могут иметь разную направленность (См. рис.2).

В одних случаях копинг-стратегии направлены «на решение командной задачи». В этих  случаях,  футболист избирает действия, наиболее адекватные текущим условиям достижения поставленной командной цели. Если эти действия противоречат личному физическому или психологическому комфорту, то футболист жертвует комфортом ради достижения командной цели.

В сегодняшнем составе «Зенита» копинг-стратегии, ориентированные на решение задачи, демонстрирует Заболотный.

Копинг-стратегии могут быть ориентированы «на эмоции». В этом случае, футболист адаптируется к ситуации на поле за счет повышения «градуса» эмоционального напряжения. Он психологически «заводит»  самого себя и окружающих партнеров, повышая чувствительность к восприятию эмоционального давления со стороны тренера и болельщиков. Футболист может при этом действовать результативно, однако он расходует много эмоциональных переживаний, что способствует быстрому психическому выгоранию. Поэтому футболисты с ориентацией копинг-стратегий «на эмоции» должны периодически получать поддержку на психологических тренингах.

По внешним признакам на сегодня в такой поддержке нуждаются такие игроки «Зенита»  как Дриусси, Полоз, Ерохин. В «Спартаке» это Денис Глушаков.

Если копинг-стратегия направлена «на избегание», то футболист старается максимально упростить свои действия на футбольном поле. Иногда это приносит успех команде. Например, футболист не допускает «обрезов» при позиционной атаке своей команды. Однако чаще это сказывается отрицательно на общекомандных действиях (замедляется атака, сужается фронт атакующих действий и т.п.). «Избегающая» копинг-стратегия, исключая риски, снижает эмоциональные затраты игрока, повышая уровень его адаптированности. В то же время такая стратегия негативно сказывается на развитии профессиональных навыков и умений субъекта в долгосрочном плане. Поэтому психолог должен обогатить репертуар копинг-стратегий футболиста посредством когнитивно-бихевиорального тренинга.

Рисунок 2.

Типы ориентации копинг-стратегий футболистов

 

Для оптимизации психологической включенности футболистов в общекомандную деятельность помимо знания типа ориентации копинг-стратегий игроков необходимо понимать модель включенности футболистов в общекомандную  деятельность.

Рисунок 3.

Ситуативный уровень модели  включенности  игроков в  общекомандную  деятельность

 

Процесс  включения игрока в ситуацию запускает фактор-импульс 1. Им является какая-либо идея одного из игроков, или провокация со стороны соперника.  Эта идея приковывает внимание группы игроков для прояснения образа цели дальнейших действий. Происходит актуализация единого видения образа цели у игроков, участвующих  в решении  игровой ситуации. Актуализированная цель побуждает сознание игроков моделировать оптимальный вариант системы взаимодействий. Проясненная модель группового взаимодействия стимулирует практическое поведение игроков (взаимодействие). Поскольку противник оказывает сопротивление, которое необходимо преодолеть, постольку включается волевая регуляция практического поведения игроков. Практический результат взаимодействия игроков оценивается с точки зрения успешности реализации первоначальной идеи (фактор-импульса 1). Полученная оценка завершившейся ситуации порождает новую идею дальнейших групповых действий (фактор-стимул 2).

Второй уровень психологической включенности игроков в деятельность команды можно назвать структурно-динамическим (см. рис. 4). Этот уровень отражает устойчивые связи личностных характеристик футболиста и внешних факторов влияния на характер психологической включенности игрока в деятельность команды. Структурно-динамический уровень психологической включенности, в отличие от ситуативного уровня, является устойчивым образованием. Сформировавшись в процессе адаптации футболиста к новым условиям деятельности (новой команде, установкам нового тренера), он в дальнейшем оказывает регулирующее влияние на игровую активность игрока.

Стихийная оптимизация структурно-динамического уровня психологической включенности игрока в командную деятельность осуществляется в ходе подстройки действий футболиста к действиям партнеров в ходе матчей методом проб и ошибок. Процесс оптимизации требует в этом случае продолжительного времени, а полученный результат не является устойчивым.

Направленная оптимизация структурно-динамического уровня  психологической включенности игрока в общекомандную деятельность осуществляется посредством специальных психологических тренингов. При этом выигрывается время, необходимое на реализацию процесса оптимизации, а достигнутый результат носит устойчивый характер.

Например, стихийная оптимизация структурно-динамического уровня психологической включенности игроков команды «Зенит», судя по динамике спортивных результатов команды, тянется уже более двух месяцев. Если не осуществить психологическую коррекцию, то в оставшихся до завершения чемпионата страны шести матчах, «Зенит» не сможет предстать единой командой. Разрозненными по темпоритму и направленности действиями игроков, даже при высоком индивидуальном исполнительском мастерстве футболистов «Зенита», нельзя выиграть все оставшиеся матчи. Схожую картину мы наблюдаем и у московского «Спартака». Команда имеет весьма квалифицированных игроков атаки и середины поля, грамотный тренерский корпус. Однако в большинстве матчей чемпионата игроки не демонстрировали синхронных коллективных действий. Для того, чтобы побеждать вне синхрона, игроки должны были постоянно действовать на сверх запредельном эмоциональном уровне. Это неизбежно вело к возникновению синдрома эмоционального выгорания игроков. Поскольку команда не пользуется услугами грамотного психолога, последствия послематчевого психологического выгорания аккумулировались и сказались на финише чемпионата явными психологическими срывами.  Последствиями этих срывов являются не только потери очков. Психологические срывы оказывают обратное отрицательное влияние на уровень психологической включенности игроков в общекомандную деятельность. На рисунке 4 схематично представлены сложные взаимосвязи психологических факторов обусловливающих включенность игроков в общекомандную деятельность или попросту говоря – синхронные действия игроков на поле.

Рисунок 4.

Системно-структурный уровень включенности футболиста в деятельность команды

Похожие записи

    Новоевропейская позиция

    Совместная фотография двух Президентов, Трампа и Дуды, стала предметом огромного количества ехидных шуток и саркастических замечаний сразу же после публикации. Именно поэтому, данная статья стала […]

    Разыскивается личность

    В недавнем обсуждении очередного рейтинга кандидатов в губернаторы от ИПСУ  сетевой народ с удивлением отметил, что, несмотря на повышение митинговой активности нижегородских коммунистов против пенсионной […]

    Таможенные отношения как взаимный репутационный фактор

    Как отголоски 1990-х влияют на региональную внешнеэкономическую деятельность   Внешнеэкономическая деятельность всегда вызывала особый интерес по причине возможности получения быстрого коммерческого эффекта. В условиях развития […]

    Диалог по приказу

    Формальные общественные слушания мало влияют на изменения реалий В последнее время нас буквально захлестнул настоящий вал самых разнообразных общественных слушаний и обсуждений. Ладно бы заседали […]